«По эволюции геральдического искусства можно проследить историю необъятного мира символов, в которых: отражается история семейств, городов и целых областей»
Жорж Жан, Франция, 1989г.

Российская геральдическая палата, 2009.
All rights reserved.
Дизайн - Шестакова Людмила,
При перепечатке материалов
ссылка на сайт обязательна.

 

Разработано компанией "ЭКСИТ"

"Мы несем красоту людям" Сеть салонов красоты Мысин Студио
Екатерина Богданова
Фото автора


Наверное, нет так уж много на свете людей, которые никогда в жизни не пользовались услугами парикмахера. Является ли целью клиента классическая стрижка карэ «а-ля Мирей Матье» - или превращение прямых волос во вьющиеся кудриAM2000 с помощью химической завивки, радикальное превращение брюнетки в блондинку, а шатенки - в рыжую, создание модельной мужской стрижки или регулярное посещение парикмахерской для поддержания формы прически, – в любом случае всё это не обходится без услуг мастера, профессионально владеющего ножницами, машинкой и прочими средствами придания волосам эффектного вида.
В настоящее время существует огромное количество как парикмахерских и салонов красоты, предоставляющих парикмахерские услуги наряду с иными способами ухода за внешностью, так и особых «имиджевых студий»,  занимающихся созданием образа в целом, в том числе за счёт выбора наиболее подходящей клиенту прически. Разумеется, у каждого предприятия в сфере индустрии красоты – своя клиентура и собственная история создания и развития.
Сегодня мы будем беседовать об особенностях, деталях и нюансах, свойственных парикмахерскому делу, с руководителем сети салонов красоты «Мысин-Студио», президентом российской секции глобальной международной ассоциации парикмахеров INTERCOIFFURE MONDIAL, президентом региональной общественной организации «Содружество парикмахеров» Александром Анатольевичем Мысиным.
По  традиции начнём с истоков, с момента, когда впервые в жизни нашего гостя слова «парикмахерское дело» прозвучали в разрезе профессии, специальности, жизненного призвания.
«Вообще, изначально я хотел заниматься живописью. И то, как я оказался в профессии парикмахера, сначала было связано с достаточно понятным желанием заработать деньги, например для того, чтобы девушку в кафе сводить. Затем, примерно через год после того, как я начал работать в самой обычной парикмахерской, я попал на конкурс парикмахеров – сначала в качестве зрителя. Я увидел, что можно не только делать, например, стрижку «полубоксы» или стандартную химическую завивку, но и что есть возможность творить, придумывать какие-то прически, и, кроме того, посоревноваться – посмотреть, что делают другие, и постараться их превзойти в мастерстве. И в следующий раз, через год, я сам принял в этом конкурсе участие, и мне это понравилось, потому что, наверное, я такой человек, которому нужно соревнование. Мне удалось неплохо выступить, я фактически сразу выбился в призеры и затем попал в сборную призеров города Москвы. С этого, собственно, всё и началось».
Мой собеседник рассказывает, что прически, показанные на конкурсе, конечно, не были стандартными, поскольку соревнование проводилось для того, чтобы показать и сравнить парикмахерское мастерство в его максимальном проявлении. Для этого необходимо было придумать и создать в течение ограниченного отрезка времени довольно сложную конструкцию из волос.
«Дело в том, что конкурс парикмахеров не всегда имеет целью создать какие-то модные прически, - поясняет Александр Анатольевич, - но они обязательно должны быть сложными и при этом, по условиям соревнований, – время их исполнения ограничено. Поэтому на конкурсе за двадцать пять минут надо сделать практически невозможное: соорудить «вавилонскую башню». В Советском Союзе работа парикмахера заканчивалась на изготовлении прически, в то время как весь мир жил по несколько иным законам. У нас мастером являлся тот, у кого была обширная профессиональная практика; в других же странах вовсе не обязательно быть дипломированным специалистом – в конкурсах могли и могут участвовать даже подмастерья. На Западе – например, в Германии, во Франции – часто бывает так, что человек победил в конкурсе парикмахеров, но ещё не имеет соответствующего диплома.  Конкурс парикмахеров – это некий промежуточный этап, когда мастер учится делать работу своими руками. То есть сначала он учится стричь, делать причёски, - а потом всю жизнь учится всё это «продавать». Я считаю, что одна пятая в парикмахерском деле – это умение создавать прически, а четыре пятых – научиться продвигать, то есть продавать свои услуги по их созданию. МС2000_2С течением времени парикмахерское дело менялось – так же, как и весь мир, – и если вчера для большинства кумиром был, например, Сергей Зверев, то сегодня мировоззрение молодых мастеров поменялось. У новых представителей профессии другие ориентиры: они объединяются в сети салонов, создают собственный брэнд, популяризируют своё имя и стиль и, в конечном счете, стремятся к тому, чтобы создать некий «топ-салон». Раньше, опять же, парикмахерские предлагали определённый перечень причесок – «бокс», «полубокс», «молодёжная» – на все эти прически был жёсткий прейскурант, и это было тем набором, который мастер должен был знать и уметь сделать. За рамки же этого набора в обычных парикмахерских никто не выходил.
«В советские времена существовала так называемая «Лаборатория моделирования причесок», где можно было экспериментировать, и я как раз попал в то время, когда сборная парикмахеров могла тренироваться на базе данной Лаборатории. Таким образом, мы создавали свою моду, - продолжает Александр Анатольевич. – У нас практически не было информации с Запада, так что если и существовали какие-то ориентиры, то очень далёкие: мы видели разве что какие-то фотографии из газет. Соревновались со странами социалистического лагеря: конкурс назывался «Кубок дружбы социалистических стран», и конкурентами у нас были Восточная Германия, Венгрия, Югославия. Это были главные соперники и  сначала нам, конечно, было сложно, потом мы добились того, что стали, можно сказать, законодателями мод. Но всё это происходило в пределах лишь социалистических стран. Ни Восточная Германия, ни Венгрия – никто не получал никаких сведений из западных стран и потому мода на прически в Советском союзе и Восточной Европе сильно отличалась от того, что было на Западе. В настоящее время этого уже нет: существует международное общение, есть интернет… Информация доступна всем, так что моду сегодня можно назвать глобальной, мировой».
С началом перестройки, в конце восьмидесятых годов, у Александра Мысина появилось желание создать свой собственный салон. В наличии были умения, навыки и большой опыт работы – и хотелось как-то оформить это в виде собственного дела. Имелась возможность даже найти какую-то недвижимость для размещения парикмахерской, однако организовать всё сразу же было не таким уж и простым делом.
«К тому времени я уже обслуживал людей, занимающих определённое положение, ко мне приходили актёры, звёзды эстрады, спортсмены, банкиры, даже некоторые крупные представители криминальных структур, – признаётся Александр Анатольевич, - но на тот момент было не так много недвижимости, подходящей для таких клиентов, то есть  отнюдь не все помещения соответствовали моим требованиям. Когда я создавал свой первый салон, у меня ещё не было практики руководства людьми, но был определённый опыт по обучению парикмахеров – я их тренировал для конкурсов, был главным тренером и технологом Москвы. Одним словом –  имелся навык формирования кадров. Потом я уже смог использовать все эти умения для себя, создавать салоны, которые имели особую внутреннюю атмосферу, соответствовали моим представлениям о том, как эти салоны должны выглядеть и как должны работать.  Можно сказать, что я внедрял свою философию: формировал штат парикмахеров, доводил их профессиональные навыки до необходимого мне уровня. И лишь на основе этого можно было создавать салон-парикмахерскую с достаточно высоким качеством обслуживания».
Позже у Александра Мысина появилось ещё одно место приложения сил – его пригласили в качестве консультанта для работы в Общественном совете Департамента потребительского рынка Правительства Москвы.
«Я довольно успешно закончил институт, был в составе учёного совета Университета сервиса, входил в попечительский совет этого вуза, - поясняет Мысин, - и даже сейчас меня иногда приглашают прочитать какие-то лекции по профессиональной тематике. А тогда я сумел как-то систематизировать полученные знания, подготовить ряд работ… Материала было достаточно даже для кандидатской диссертации, но на тот момент у меня не было необходимости получать учёную степень.  Работа в Департаменте давала  возможность ориентироваться в потребностях городского рынка услуг. Стали разрабатываться разного рода программы, (например, программа так называемых «предприятий шаговой доступности»), и  мои  практические знания оказались полезными для работы Департамента. Я выступал на заседаниях Общественного совета с различными предложениями по усовершенствованию рынка услуг, однажды довелось выступать с докладом даже перед тогдашним мэром столицы, Юрием Лужковым».
Салоны «Мысин-Студио» относятся к категории парикмахерских элитного класса, что подразумевает достаточно высокую стоимость предоставляемых этой сетью услуг. Однако тому есть вполне объективные причины.
«Иногда, конечно, к нам заходят бабушки, спрашивают: «Когда же вы построите салоны для нас?». Я могу ответить, почему мы в настоящее время при всём желании не можем сделать наши услуги доступными даже для среднего класса, - говорит Александр Анатольевич, - объясняется это достаточно просто: тот уровень обеспечения деятельности наших салонов, то есть те материалы, инструменты, которые используют наши мастера  при оказании парикмахерских и иных услуг – сопряжён с весьма и весьма значительными расходами. Львиную долю затрат составляет непомерная арендная плата за помещения, в которых располагаются салоны. В глазах наших постоянных клиентов мы занимаем такое место, что просто не можем себе позволить снизить качество обслуживания за счёт снижения стоимости услуг. Пока что получается своеобразный «замкнутый круг».
Сфера услуг предполагает приоритет интересов клиента, недаром говорится: «клиент всегда прав», «всё для клиента». Каждое уважаемое предприятие, оказывающее те или иные услуги, стремится обеспечить для потребителей максимально высокий уровень комфорта и качества обслуживания. И о предприятии можно судить по его клиентам в той же степени, что и о клиентах – по выбору ими поставщика услуг.  Так кто же они – клиенты сети салонов «Мысин-Студио»?
«В моей жизни было, конечно, очень много клиентов. Кто-то из них ходил ко мне постоянно, кто-то – от случая к случаю, но вообще жизнь подарила мне общение с огромным количеством знаменитостей. Я работал с Наиной Ельциной, Валентиной Терешковой, Ириной Мирошниченко, Натальей Гундаревой, - перечисляет Мысин, - с эстрадными, телевизионными звездами, например, Татьяной Веденеевой. Бывали у меня в салоне известные спортсмены, такие как  Татьяна Тарасова. И всегда это было живое, интересное общение с выдающимися деятелями своего времени».
Сегодня при «Мысин-Студио» успешно функционирует школа парикмахеров. Ведь практика обучения парикмахерскому делу и система повышения квалификации мастеров имеют в этих стенах довольно давнюю историю.
«Сначала я занимался преподаванием непосредственно в своём салоне: у меня была небольшая обучающая студия, куда  приглашались люди, которые хотели повысить профессиональную квалификацию, - вспоминает Александр Анатольевич. -  Я учил их делать прически, давал теорию и практику… И при этом, что называется, «просеивал» их через «сито» своих критериев в отношении мастеров – поэтому, в первую очередь, меня интересовали те, кому можно было доверить работу в салоне. Я передавал им знания и умения, а в итоге получилась неплохая команда: сначала одна, потом две – в соответствии с потребностями моих салонов в людях.  Замечу, что преподаванием я занимался более десяти лет.  Что же касается критериев отбора, то их не так уж много: надо, чтобы человек был приятным внешне, вызывал симпатию и чтобы обладал достаточной коммуникабельностью. Всему остальному я его научу. То есть не так сложно научить человека стричь волосы, сложнее научить его продавать данное  умение».
Помимо руководства сетью салонов, Александр Мысин является президентом российской секции INTERCOIFFURE MONDIAL. Это глобальная профессиональная организация, которую создали в далёком 1925 году французские, швейцарские, немецкие и английские парикмахеры. В настоящее время Ассоциация объединяет лучшие салоны, а также мастеров экстра-класса в более чем пятидесяти государств мира. Причём в каждой стране у INTERCOIFFURE MONDIALМС2000_3 существует своя секция - подобно тому, как у Международного Олимпийского комитета имеются национальные представительства. Возглавляет Ассоциацию всегда один из ведущих в мире парикмахеров-модельеров, а  штаб-квартира самой организации находится в Париже. В своё время главой Ассоциации был легендарный Александр де Пари, с 2010 года ассоциацией руководит немецкий топ-стилист Клаус Питер Окс. INTERCOIFFURE MONDIAL занимается популяризацией моды и стиля и оказывает поддержку тем брендам, которые, по мнению экспертов ассоциации, этого заслуживают.  Это не массовая организация, войти в её состав могут только выдающиеся мастера, причём  исключительно по рекомендации действительных членов Ассоциации. Участники данного профессионального объединения получают право размещать рядом со своим именем логотип INTERCOIFFURЕ.
«INTERCOIFFURE  – своего рода знак качества международного уровня, и если он у салона есть – это означает, что качество предоставляемых услуг признано мировыми специалистами в области причесок, - поясняет Мысин. – Если же такого знака нет – то это повод задуматься, стоит ли заходить в данную парикмахерскую и тратить деньги. Вообще, сейчас существует масса салонов, услуги которых ощутимо дороги, но при этом нет никаких гарантий того, что качество обслуживания соответствует его цене. Дело в том, что в России  довольно много талантливых парикмахеров, действительно умеющих делать свою работу, но у них нет  собственного брэнда. И наоборот, ряд раскрученных  имён в этой сфере  появились исключительно благодаря амбициям владельцев бизнеса, которые в первую очередь ставят перед собой цель извлечь как можно более высокую прибыль. Они не художники, не парикмахеры – работают с деньгами и не более того, применяя лишь технологию использования продукта. Это реальная проблема, проблема государства, по большому счёту. И что бы ни говорили, что рынок, мол, сам себя создаёт – всё это  мало связано с реалиями жизни, с правилами ведения бизнеса, с возможностями открытия собственного дела. В конечном счёте, основной преградой на пути к успешной реализации своих умений, таланта выступает отсутствие финансовых средств для старта. Всё упирается именно в это, - а потом уже в организационные способности, умение управлять людьми и  проводить успешную рекламу, направленную на потенциального потребителя».
Говоря об основных сегодняшних проблемах в парикмахерском деле, Александр Мысин подчеркивает недостаточное понимание клиентом своих конечных целей. То есть человек идёт в салон лишь с неким приблизительным представлением о том, чего он хочет достичь с помощью парикмахера. При этом у заказчика услуг зачастую отсутствует осознание того, что укладка волос после стрижки, сделанная мастером в салоне – это одно, а возможность повторить то же самое дома своими руками – совсем другое (и зачастую – не всегда возможно).
«Большой проблемой в настоящее время является то, что клиент просто не знает, что является модным. Ему кажется, что МС2000_1 есть какая-то определенная форма прически, которая в данный момент популярна. Хотя сегодня гораздо более  «модно» понимать, что к вашим волосам относится и такое понятие, как «стоимость». Чем длиннее ваши волосы, тем они «дороже» с точки зрения сил на поддержание их в надлежащем состоянии, тем большего ухода они требуют. Они, можно сказать, как виниловая пластинка – должны блестеть. Если мы хотим носить красивую одежду, то она должна быть сделана из качественного материала. То же самое с волосами – в первую очередь они должны быть  здоровыми и сильными, а потом уже можно думать и о какой-то прическе. Есть ещё один важный критерий качественной стрижки –  после мытья головы вы без особого труда можете придать своей прическе  такой же вид, такую же форму, какая была непосредственно по выходу из салона. То есть, если для того, чтобы волосы нормально выглядели, вы вынуждены проводить у зеркала много времени, укладывая волосы, если приходится использовать массу средств – лаков, спреев, муссов, чтобы придать прическе форму – такую прическу никак нельзя назвать профессиональной и удачной. Иногда, в стремлении каким-то образом изменить внешний вид, человек часто действует в ущерб здоровью своих волос, что, соответственно, ухудшает их структуру и общее состояние. Этому способствуют и непрофессиональные парикмахеры, которые создают форму причёски, но не создают её качества. Сейчас, грубо говоря, девяносто восемь процентов парикмахеров просто имеют в своём арсенале набор причёсок и вариантов их укладок, а также  несколько технологий окрашивания и завивки. К сожалению, на этом их работа заканчивается. Найти же мастера, который будет учитывать особенности структуры ваших волос, того,  кто будет понимать, что такое «культура причёски» и что такое волосы вообще, кто будет досконально изучать ваше лицо и то, как с ним сочетается та или иная прическа – очень и очень непросто. Таких парикмахеров всегда было мало, и сегодня также их остаются считанные единицы».
В планах Александра Мысина на будущее - сделать так, чтобы настоящее, подлинное  парикмахерское искусство стало доступным как можно более широкому кругу граждан.  Чтобы парикмахерские услуги были качественными, и как можно больше мастеров подходили к созданию каждой причёски творчески, (воспринимая даже самую простую стрижку – как произведение искусства, выполненное из ценного материала:  здоровых, ухоженных волос). И чтобы люди воспринимали посещение парикмахерского салона как один из шагов к чему-то новому в их жизни.
«Сегодня мы продолжаем делать моду, создавать  кадры в среде парикмахеров, популяризировать творческий подход в отношении причёсок – подтверждая неразрывную связь качества парикмахерских услуг с топ-брендами в этой сфере, - говорит в заключение мой собеседник. -  Мы призываем людей искать и находить «своего» парикмахера, который сможет достичь баланса между модой, желаниями клиента и влиянием парикмахерских процедур на состояние волос. И мы счастливы видеть, что многие считают такими парикмахерами именно наших мастеров. Надеемся, что рано или поздно любой парикмахерской станет присущ уровень обслуживания салонов «Мысин-Студио» – как образца качества в области создания причёсок и ухода за волосами!»
 

Российская геральдическая палата
109012, Россия, Москва, Центр,
пер. Никольский, д. 6, оф. 219.

Приёмная
Российской геральдической палаты:
101000, Россия, Москва, Центр, Кривоколенный пер., д.12, стр.1
Тел.: +7(495) 287 01 00
+7(495) 628 33 26
+7 (495) 628 37 72
+7 (495) 628 61 73
www.geraldica.ru
e-mail